Меркачева Ева Михайловна

Специальный корреспондент Московского комсомольца

11 января 2018, 23:55 нет комментариев

Директор фабрики «Меньшевик» в СИЗО: «Бился я хорошо, я воин»

Поделиться

Арестованный экс-директор кондитерской фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов, расстрелявший охранника на своем же предприятии в Марьине 27 декабря, находится в СИЗО, в камере для бывших сотрудников правоохранительных органов. Это какая-то ошибка? Или может, камеры для экс-полицейских понадежнее?

Обвиняемого в одном из самых громких преступлений этой зимы навестили правозащитники.

В известной публике биографии Аверьянова вообще много белых пятен, которые он готов заполнить. О себе говорит с удовольствием, и по его рассказам можно написать не одну приключенческую повесть.

Директор фабрики «Меньшевик» в СИЗО: «Бился я хорошо, я воин»

Фото: mskagency.ru  

Слух Аверьянов частично потерял весной этого года после очередной стычки из-за «Меньшевика». Уголовное дело по факту его избиения так и не было возбуждено, хотя он получил серьёзные травмы (перелом носа, разрыв барабанной перепонки и тд). Слуховой аппарат ему пока в изолятор не передали, так что слышит он плохо. Впрочем, обо всем по порядку.

В СИЗО Аверьянова другие заключённые сразу узнали - видели накануне по телевизору в криминальных новостях. «Дурная слава бежит впереди меня», - сразу заметил он. Но тут же добавил: «Бился я хорошо, родину не опозорил. Я воин». Про то, что он воин, Аверьянов будет повторять ещё не раз. Первое, что нас, правозащитников, потрясло: в камере Аверьянов обучает других заключённых высшей математике и физике. Говорит: «Чтобы не скучали». Все его тетради - в формулах и теоремах.

- Я вообще не какой-то дегенерат, которым меня сейчас пытаются представить, - начинает Аверьянов. - Родился в Москве в хорошей семье. Мама Людмила Васильевна - известный генетик. В своё время она была учёным секретарем института медико-биологических проблем, состояла в команде специалистов, которые отвечали за полет в космос Гагарина. Отец - почетный изобретатель, работал над гидравлическими системами. Я сам закончил ядерное отделение физфака, специалист в области оптики и спектроскопии. Служил в погранвойсках. В советские годы попал в Африку как учёный, технический специалист. Скажем так, выполнял задание Родины. Оттуда привёз «трофей».

- И какой же?

- Местную красавицу, которая родила мне троих детей. Ее отец был министром внутренних дел Конго.

- Вы привезли ее в СССР?

- Нет, этого нельзя было делать в те времена. Я вывез ее в Германию, где у неё были знакомые, она и дети получили немецкое гражданство. Потом она сильно заболела. Онкология. Я все время ездил к ней и детям, помогал деньгами. Но у меня появилась семья в России. Гражданская супруга Татьяна родила мне ещё троих детей. И это не все. Я, скажем так, грешен. Всего у меня 8 детей. Бог меня наградил потомством. Я всем до последнего момента помогал. Старшие дети присылали свои вещи из Германии в России младшим, дружили с ними заочно.

- Сложно вам было обеспечивать такое многочисленное потомство?

- Нет, я с советских времён занимался бизнесом. Первым привёз в СССР шипучие напитки «Юпи» и прочую всячину. А мой завод до последнего времени производил львиную долю жвачек, продаваемых в стране. Все известные вам с детства жвачки делал я и 500 моих сотрудников. У меня было много разных производств. Но вот ведь как случалось - только я что-то открою, как у меня это отберут. Но я «с топором в руках родился», стал изучать, как стоят дома по канадской технологии. Приобрёл участок на Рублево-Успенском шоссе. У меня там дома покупали многие известные личности. Березовский, например, в 1997-ом.

- А вы не врете?

Зачем мне это надо? Я был успешным человеком. И за все время никому взятки ни разу не давал. Потому когда то бандиты м коррупционеры у меня что-то отнимали, я просто придумывал новое. Но вот завод всегда был у меня. А в 2010-м году состоялась первая попытка его рейдерского захвата. Потом началось проверки - по 70-80 в год! Но я как-то выживал. Не так давно я заложил квартиры, чтобы возобновить производство на заводе после нового года. Не сдавался.

- Послушать вас — просто уникум...

- Нет, я простой гражданин, у которого лопнуло терпение. Было бы все по закону у нас в стране, я был бы героем, а не преступником. Знаете, когда со мной вел переговоры глава московской полиции, говорил, мол, выходи, тебя не тронут, я ему не верил. Я больше никому не верю. У меня было два варианта: сдаться или пустить пулю в лоб. Сначала я склонялся ко второму - все-таки нечаянно убил человека.

- Нечаянно?!

- Я не хотел этого! Когда рейдеры вломились, я решил спасать от них хотя бы документы. Забежал в кабинет, увидел, что они близко, схватил «Сайгу». Завод - это мой дом, там в кабинете есть даже кровать, на стенах развешаны рисунки детей, кругом личные вещи. Я 90 процентов времени проводил здесь! И вот в мое жилище в который раз вламываются чужаки. До этого в апреле 2017 года совершили нападение на завод, на меня. Я получил травмы в бою с ними, оглох. Полиция не хотела возбуждать уголовные дела, хотя я написал множество заявлений в том числе по факту кражи денег из сейфа (они до него добрались). И в тот декабрьский день в полицию я тоже звонил. Бесполезно. А эти рейдеры прикрывались приставами, но приставы первые сбежали, как только началась заварушка. Я сделал предупредительные выстрелы в землю, напавшие кавказцы повисли на моем ружье. В итоге в бою с ними произошёл самопроизвольный выстрел в группу людей. Один упал. Клянусь, я не хотел убивать! Если бы и решил кого убить, то этих рейдеров, а не его. В схватке я потерял один ботинок, но второй выбрасывать не стал - он мне дорог как память о бое. Потому я сейчас в разных ботинках.

- Что было потом?

- После того как отбился от атаки, подбежал к убитому, переложил тело. Позвонил сестре и отчитался: «Произошёл бой-столкновение. Один ранен. Вызывай скорую».

- Вы так спокойно ей сообщили, будто вы на войне, а не в мирной жизни убили человека.

- Для меня это война. То, что убил, этот грех мне всю жизнь нести. Но я не хотел! А с рейдерами я ещё поборюсь. Я готов к тяжким временам, не ропщу. Переживаю только за детей. Все деньги, что были при себе в кармане, передал жене.

Послушать Аверьянова — он не обвиняемый в убийстве, а невинная жертва. И весь его монолог очень напоминает рассказ другого предпринимателя-неудачника Арама Петросяна, захватившего отделение банка на Большой Никитской в августе 2016 года. Но у армянского Кулибина хотя бы хватило ума не совершать прямого насилия - и то он получил 12 лет колонии. Так что владельцу «Меньшевика» в любом случае не позавидуешь.

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

О ГУЛАГе

Варлам Шаламов

Варлам Шаламов

Русский прозаик и поэт 20 века

Видел, что женщины порядочнее, самоотверженнее мужчин — на Колыме нет случаев, чтобы муж приехал за женой. А жены приезжали, многие.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3367 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ